РУС ENG  
121096, г. Москва, ул. Василисы Кожиной, д.1, офис 803.6
+7 (495) 74-88-777
info@mda-cro.com

Наши
достижения

Флэш

ТОП1 CRO в России

Medical Development Adgency занимает первое место по количеству проводимых в России локальных клинических исследований эффективности, безопасности и биоэквивалентности. Подробнее...

Главная - Новости - Основные тенденции регуляторной политики в сфере здравоохранения и лекарственного обеспечения

Основные тенденции регуляторной политики в сфере здравоохранения и лекарственного обеспечения
28.05.2013

Расширенное совещание по исполнению «майских» указов президента спустя год после инаугурации В. Путина разрешило дилемму с сценариями, определяющими развитие государственной политики в сфере здравоохранения и обращения лекарств в текущем году и, вероятно, на следующие несколько лет.

Если по итогам 2012 года президент мог прийти к выводу о не эффективном исполнении его указов правительством, в том числе последующей реализации  прописанных в них программ (по стратегии лекарственного обеспечения и пр.) и более узких задач (повышение доходов бюджетников, продолжение региональной модернизации здравоохранения), то в ходе майского совещания в этом году глава государства определился с управленческим решением проблемы неисполнения его предвыборных обещаний.

За основу взят наиболее негативный для премьера и членов правительства сценарий – тотальный контроль над деятельностью кабинета и прямая зависимость министров непосредственно от президента. Президент создает механизм, который позволит держать правительство на коротком поводке.  

Если в конце прошлого года можно было предполагать возможность такого сценария как допущение большей автономии и самостоятельности министров с целью стимулирования повышения эффективности их деятельности, то общие предкризисные угрозы (риски рецессии, «предбанкротное» состояние многих региональных бюджетов), снижение общественного доверия к правительству и отдельным членом (в том числе не высокая популярность министра здравоохранения), череда событий, способная ударить по рейтингу В. Путина (от протестов врачей до резкого снижения численности индивидуальных предпринимателей) и пр. побудили президента к выбору репрессивной (ручной) модели управления правительством, а значит и правительственной политикой в социальной сфере в частности.

Ситуацию в здравоохранении, включая сферу лекарственного обеспечения, можно считать одним из основных факторов для выбора президентом такого сценария. В. Путин с момента избрания, например судя по регулярным встречам с губернаторами и, вероятно, не без экспертной помощи помощника по социальным вопросам Т. Голиковой, достаточно внимательно отслеживал ситуацию с модернизацией здравоохранения и наблюдающимися проблемами, в том числе на основе этих данных делая вывод о не высокой эффективности правительства.

Положение осложняется тем, что правительство не только явно не продвинулось в решении стратегических задач для здравоохранения (что делать с системой ЖНВЛП, как и когда вводить референтное ценообразование, как повысить качество и доступность лекарств – сохраняется подвешенная ситуация с соответствующими поправками в законодательство об обращении лекарств, как и будет ли работать обновленная система госзакупок и мн. др.), но и столкнулось (а с точки зрения президента, получается «просмотрело», «не доработало») с нарастанием известных текущих проблем (от периодического дефицита лекарств в регионах до закрытия медучреждений), которые приходится решать в пожарном порядке, отвлекая собственный ресурс и при этом заставляя вмешиваться президента.

Что это означает для фармпроизводителей? Не просто известное укрепление позиций Администрации президента как едва ли не единственного центра принятия решений и дальнейшее нивелирование роли правительственных ведомств.

Речь идет о существенном усложнении работы крупных фармкомпаний при взаимодействии с госорганами. Бизнесу обычно выгоднее ситуация, когда можно обращаться сразу в разные центры влияния. Это позволяет достаточно эффективно тормозить и противодействовать негативным проектам решений властей.

Когда центр один и система работает сверху вниз (правительство безропотно исполняет указания сверху) и из одного центра, негосударственным игрокам без тесной аффилированности с таким центром куда сложнее противодействовать негативным решениям, исходящим сверху, поскольку кроме как к самому автору данной инициативы апеллировать не к кому. При этом ожидать от правительства самостоятельных прорывных решений (снизу) при таком раскладе уже не приходится, что снижает и усложняет возможность продвижения положительного для фармпроизводителей решения по каналу снизу вверх.

Это усиливает негативный эффект и для иностранных фармпроизводителей, поскольку, с другой стороны, несколько упрощается модель принятия решений для российского бизнеса, приближенного к В. Путину (как, например, для РТ-Биотехпром через соратника президента С. Чемезова). Все это усилит известные тенденции необходимости иностранным компаниям теснее взаимодействовать с российскими, создавать системы вынужденного партнерства, нести, соответственно, связанные с этим дополнительные издержки и пр.  

Другое, на первый взгляд, противоречивое следствие системы ручного управления правительством – повышение рисков неисполнения указов, причем не из-за низкой эффективности правительства. Если ситуация потребует (а текущая политизация тем здравоохранения предполагает это), то президент и его Администрация могут давать поручения, напрямую противоречащие, например, положениям программ развития здравоохранения, фармпромышленности, стратегии лекарственного обеспечения и пр. И правительство также безропотно будет вынуждено исполнять их. Это существенно повышает риски непредсказуемости правительственной политики в сфере обращения лекарств и одновременно снижает доверие к программным документам и планам деятельности правительства.

Наконец, косвенным отдаленным следствием ослабления правительства может быть усиление роли Евразийской экономической комиссии в плане установления наднациональных требований к рынкам лекарств стран-членов Таможенного союза (обсуждение проекта Соглашения о правилах регулирования обращения лекарств в ТС). Евразийская комиссия, заинтересованная в расширении своих полномочий, может использовать фактор слабости правительства Д. Медведева для представления в качестве более эффективного регулятора.  

назад...